Почему мы всегда получаем совсем не то, чего действительно хотели

Недавно в журнале «The New Yorker» была интересная статья о мужчине, который в 1960-е годы купил мотель только для того, чтобы подглядывать за постояльцами. Ему всегда было интересно, насколько иначе ведут себя люди, когда думают, что они одни. Он не отрицает, что еще хотел посмотреть, как они занимаются сексом.

Эта статья интересна по многим причинам.

Но, возможно, самым любопытным открытием владельца было то, что в большинстве своём люди чувствуют себя несчастными в отпуске.

Об этом феномене писал еще Ален де Боттон: реальный отпуск никогда не имеет ничего общего с нашими фантазиями о недельном расслаблении и наслаждении.

В своём коротком документальном фильме «Искусство путешествовать» он очень смешно (и знакомо) описывает, как его долгожданный средиземноморский круиз превращается в череду мелких недовольств, хотя в целом всё вроде бы в порядке.

Исполнение желаний (или того, что казалось нам желаниями) почему-то всегда сопровождается кучей сложностей, о которых мы совсем не думали.

Не исключено, впрочем, что на самом деле мы просто не знаем, чего хотим. Т.е. нам кажется, что мы знаем, но с внутренней повесткой вас настоящего это не имеет ничего общего.

Когда меня приглашают в ресторан, я всегда соглашаюсь. Мне нравится сама идея.

При этом посещение ресторана каждый раз, когда мне вздумается, имеет свои последствия — потенциально серьёзные и долгосрочные, как финансовые, так и жировые. Но поход в ресторан неизменно кажется чем-то таким интересным, что вроде бы стоит этих жертв, причём всегда.

Если так подумать, то это чувство радости, которого я жду, никогда не присутствует во время самой трапезы. Например, оно испаряется, как только мы с другом еще только заходим в ресторан.

Метрдотель усаживает нас и говорит, что официантка сейчас же подойдёт, но время идёт, и его слова кажутся всё менее правдоподобными.

Может, надо встать и спросить кого-то? Нет, лучше подождать. Наверное, наша будущая официантка занята и в ужасе ждёт того момента, когда очередной нетерпеливый посетитель начнёт её дёргать, хотя она и так работает так быстро, как только может.

Меня не напрягает подождать пять или десять минут, пока принесут меню, да хоть и дольше. Я не страдаю от голода — я страдаю от подвешенного состояния: забыли про нас или нет?

Человеческие потребности — странная штука. Я могу без особых проблем голодать 12 часов подряд, но при этом мне бывает невыносимо трудно даже пару минут выдержать мельчайшее ощущение неизвестности, даже в таком до неприличия незначительном вопросе, как то, знает о моём существовании официантка или нет.

Мгновения спустя меня освобождают из этого чистилища: принесли меню. Мы с другом заказываем, обсуждаем «Игру престолов» и далёкие лесные пожары, а потом обещаем друг другу обязательно сходить летом в поход хотя бы раз.

Две с половиной тысячи лет назад гораздо более сообразительный 35-летний мужчина сидел под деревом бодхи в Индии и пытался понять, почему мой поход в ресторан не приносит такое же удовлетворение, как мысль о нём.

Он хотел понять, почему человеческая жизнь столь тяжела, даже когда проводишь её в роскоши и неге, обитая во дворце, где за тебя готовят еду и наливают тебе воды раньше, чем попросишь.

Этот человек придумал смелую новую теорию: удовлетворение желаний приводит к тем же проблемам, что и неудовлетворение желаний.

Его две предыдущие карьеры — сначала царевича, получавшего всё, что он только пожелает, а потом монаха-аскета, во всём себя ограничивавшего, — научили его, что наш уровень счастья напрямую связан с нашим бесконечным, как рулон туалетной бумаги, запасом желаний и влечений, но никак не связан с их удовлетворением.

Он полагал, что важно не то, чего мы хотим, а то, КАК мы этого хотим.

Наше благополучие зависит от того, хватаемся ли мы за свои желания, делая всё возможное, чтобы их удовлетворить, или спокойно признаём, что наши желания — это лишь импульсивные пузырьки, которые возникают на поверхности сознания, щекочут нас какое-то время, а потом лопаются сами собой, если за них не хвататься.

Нет ничего плохого в том, чтобы делать то, что хочешь. Мне всегда будут нравиться походы в заведения, пусть даже они далеки от того ощущения чистого счастья, которое я представляю себе, принимая приглашение.

Но хорошо бы помнить, что на самом деле мы хотим не саму вещь, о которой думаем. На самом деле мы хотим той лёгкости и того наслаждения, которые вызывает у нас мысль о приобретении этой вещи — будь то поход в ресторан, круиз, повышение по службе, новый айфон или любовь, — забывая о том, что всё это несёт в себе свои расстройства, сожаления и сложности.

Нам станет гораздо легче, если мы попробуем разобраться в своих желаниях вместо того, чтобы слепо кидаться за ними в погоню. Мы живём в обществе, которое постоянно цинично обещает нам эту лёгкость и наслаждение, если мы покупаем какую-то вещь, всюду показывая нам изображения этой вещи и напоминая о её доступности.

На этом фоне легко забыть, что нужна-то нам именно лёгкость!

На самом деле нам нужно освобождённое сознание. В ресторане его не подают.

Но от чашечки кофе тоже отказываться не стоит.

Источник: http://lifter.com.ua/