Исследователь-маньяк

Перепонка почти всегда заживает, но если же дырка в ней остается и кто–то глохнет, то он приобретает способность пускать из уха табачный дым и всегда буде иметь успех в компании. — это слова чудаковатого естествоиспытателя Дж. Б. С. Холдейна.

Многим знаниям о выживании в экстремальных условиях, мы обязаны необычному научному партнерству отца и сына Дж. Скотта и Дж. Б. С. Холдейнов, которые славились своими необычайными чудачествами. И ниже я изложу несколько забавных примеров из их жизни.

Старший Холдейн отличался поразительной рассеянностью. Однажды, когда у него дома был званый обед, жена отправила его наверх переодеться. Так как он долго не возвращался, то за ним поднялись и обнаружили, что тот спит в пижаме. А когда его разбудили он объяснил, что когда начал раздеваться, то подумал, что пора ложиться спать.
Отцу Холдейну принадлежит разработка для водолазов метода подъема из глубины с остановками, который позволяет избежать кессонной болезни. Он интересовался вообще всей физиологией, начиная от изучения альпинистской горной болезни, и заканчивая солнечными ударами в пустынях. Но особенно его интересовало воздействие отравляющих газов на организм человека. И чтобы получше разобраться, как именно окись углерода убивает горняков, он стал методично отравлять себя, все время аккуратно исследуя пробы своей крови. А прекратил он это лишь когда практически перестал владеть мышцами.

Но сын переплюнул отца. Младший Холдейн, был необыкновенным ребенком. Говорят, что когда ему было 3 года, он капризно донимал отца: «Ну так это карбоксигемоглобин или оксигемоглобин?» Все детство он помогал отцу с его экспериментами. Они вместе испытывали газы и противогазы, по очереди наблюдая, как долго каждый из них может продержаться до потери сознания.

У младшего Холдейна была навязчивая идея избавить водолазов от неприятных последствий работы на глубине. Он купил декомпрессионную камеру, которую назвал «кастрюлей–скороваркой». Камера представляла из себя металлический цилиндр, в котором помещалось три человека, которых подвергали там опасным и мучительным испытаниям. От добровольцев могли потребовать сидеть в ледяной воде и одновременно дышать в аберрантной атмосфере, то есть отклоняющейся от нормы или подвергали резким скачкам давления. Во время одного из экспериментов, Холдейн на себе испытывал быстрый подъем, чтобы узнать, что произойдет. В итоге у него разорвались зубные пломбы. Практически каждый эксперимент оканчивался у кого–нибудь кровотечением, сердечным приступом или рвотой. Особой атмосферы добавлял тот факт, что камера была звуконепроницаемой, и единственным способом подать сигнал о несчастье или критическом состоянии, было колотить в стенку камеры или показывать в небольшое окошко записки.

Однажды Холдейн перенес жестокий приступ, когда отравлял себя высокими дозами кислорода, в итоге у него пострадало несколько позвонков. А такое повреждение, как опадание легких, вообще было рядовой неприятностью. Также обычным делом были разрывы барабанных перепонок.

Но, пожалуй, необычней всего была не готовность на самопожертву ради науки, а то, что он с легкостью уговаривал своих друзей, коллег и близких также забраться в камеру! Во время одного опыта над женой у нее случился приступ, продолжавшийся тринадцать(!) минут. А когда она наконец перестала корчиться, он ее привел в чувства, поставил на ноги и отправил домой готовить обед. Дж. Б. С. Холдейн использовал всех, кто только попадался под руку. Однажды ему удалось затащить в свою камеру бывшего премьер–министр Испании Хуана Негрина, для проведения опытов с давлением. После чего тот жаловался на странное онемение губ и шум в ушах. А вот аналогичный эксперимент над собой привел к тому, что Холдейн на шесть лет потерял чувствительность внизу позвоночника и в области ягодиц.

Одним из исследовательских интересов Холдейна была азотная интоксикация. Даже сейчас, по все еще не до конца понятным причинам, азот, на глубине примерно 30 м и больше, превращается в сильнодействующий опьяняющий газ. Известны случаи, когда водолазы пребываючи под действием этого эффекта, пытались устроить перекур или давали подышать из своих шлангов рыбам. Причина такого опьянения и сегодня остается загадочной.

dirty.ru