Интервью с Ю.Л. Главацким

Главацкий Юрий Леопольдович работает в театре оперы и балета Республики Коми с сентября 1966 года. Красивый, мягкий тембр голоса лирического тенора, задушевное пение, высокая вокальная культура, отличные внешние данные послужили тому, что с первых же исполненных ролей он уверенно выдвинулся в число ведущих солистов театра. В каком спектакле бы ни выступал артист, какую роль ни исполнял, он неизменно обращает на себя внимание зрителей, стремясь в создании каждого сценического образа идти своим путем, искать свое решение.
Более 70 партий и ролей в спектаклях русской и зарубежной оперной и опереточной классики, в постановках современных авторов – таков своеобразный творческий итог Ю. Л. Главацкого более, чем за сорок лет работы в театре. Среди них: Ленский и Водемон в операх П. Чайковского «Евгений Онегин» и «Иоланта», Герцог и Альфред в операх Дж. Верди «Риголетто» и «Травиата», Каварадосси и Пинкертон в операх Дж. Пуччини «Тоска» и «Чио-чио-сан», Фауст в опере Ш. Гуно «Фауст», Альмавива в опере Дж. Россини «Севильский цирюльник», Эдвин и Раджами в опереттах И. Кальмана «Сильва» и «Баядера», Граф Данило в оперетте Ф. Легара «Веселая вдова», Сандор Баринкай и Альфред в опереттах И. Штрауса «Цыганский барон» и «Летучая мышь».
Юрий Главацкий является первым исполнителем в операх коми композиторов, в том числе, Микол в опере Б. Архимандритова «Домна Каликова» и Василий в опере Я. Перепелицы «На Илыче» – это всего лишь несколько примеров из обширного репертуарного багажа артиста.Юрию Леопольдовичу в полной мере подходит определение «поющий актер»: в нем удачно сочетаются голос, музыкальность и сценический талант. Его ответственность, непосредственность и эмоциональная сила игры помогают певцу наиболее глубоко раскрывать музыкально-драматическую сущность создаваемого образа. Творческий диапазон Юрия Главацкого необычайно широк: от главных партий и ролей в оперных и опереточных постановках до сказочных персонажей в музыкальных спектаклях для детей.
Главацкий — один из самых занятых в репертуаре солистов, в прекрасной певческой и актерской форме. В настоящее время практически нет ни одного спектакля в афише театра, в котором не был бы занят он занят. Юрий Главацкий по-прежнему ведет большую общественную работу – наставник творческой молодежи, член художественного совета театра, член Правления СТД Республики Коми. Трудолюбие, личное обаяние нашли достойное признание среди коллег. Молодые артисты внимательно и с уважением прислушиваются к замечаниям и советам Юрия Леопольдовича на репетициях и спектаклях.
Юрий Леопольдович Главацкий неоднократно награждался Почетными грамотами и дипломами Министерства культуры РФ, ЦК Профсоюзов работников культуры Российской Федерации и Республики Коми, а также Знаком Министерства культуры РФ и ЦК Профсоюза работников культуры «Отличник культурного шефства на селе», медалью «Ветеран труда», Орденом Дружбы, занесен в Книгу почета театра.

Корреспондент: В каком возрасте Вы поняли, что театр — Ваше призвание?

Ю.Л. Главацкий В 32 года я понял, театр – моё призвание!

К.: Вы прожили непростую жизнь, сотканную из перевоплощений, перерождений. Это нелегкий труд. Не было ли у Вас иной раз желания бросить все. Сменить специальность?

Ю.Л. Главацкий: Насколько я себя хорошо помню, я люблю петь. Природа, мои родители наделили меня прекрасным голосом. И где бы я не выступал – в концертах, спектаклях – меня хорошо принимали зрители. Пение – моя судьба, поэтому желание бросить все и сменить профессию певца-актёра у меня не было.

K.: Мне, как человеку, далекому от закулисной, да и просто от театральной жизни, иной раз очень хочется узнать подробнее об этом самом «закулисье». Какой, к примеру, путь проходит то или иное произведение до представления на суд зрителя? Кто главенствует в театральной жизни — режиссер, актеры, авторы пьес?

Ю.Л. Главацкий: Чтобы показать новый спектакль (оперу, оперетту) на суд зрителя, он проходит путь длиною в 2 – 2,5 месяца со дня издания приказа директора на постановку. Спектакль – творчество коллективное. Я имею в виду его создание. А, когда прошли все стадии его развития от начала до премьеры и наступил день премьеры – главный актер!

K.: Пожалуйста, расскажите подробнее о наиболее, на Ваш взгляд, удавшейся Вам роли.

Ю.Л. Главацкий: 4.Я служу в театре 42-ой год. За это время я исполнил более 80-и партий и ролей, как в опере, оперетте, так и в спектаклях для детей. Из всех ролей и партий я отметил бы следующие, которые отмечают как критики, так и зрители. Это Фауст (опера Ш. Гуно «Фауст»), граф Альмавива (опера Дж. Россини «Севильский цирюльник»), Каварадосси (опера Д. Пуччини «Тоска»); Альфред (опера Д. Верди «Травиата»); Вашек (опера Б. Сметаны «Проданная невеста»); Ленский (опера П. И. Чайковского «Евгений Онегин»); Князь (опера А. Даргомыжского «Русалка»); Водемон (Опера П. И. Чайковского «Иоланта»); Лыков и Бомелий (опера Н. Римского-Корсакова «Царская невеста»). Из оперетт – это Баринкай (И. Штраус «Цыганский барон»); Альфред (И. Штраус «Летучая мышь»); Россильон (Ф. Легар «Веселая вдова»); принц Раджами (И. Кальман «Баядера»). В детских спектаклях я играю роли от королей, царей, министров до разбойников, собак и петухов.

К.: А были ли роли, которые, на Ваш взгляд, Вам не совсем удались. Или такие, к которым у Вас по тем или иным причинам не лежала душа (что это за роли, почему?).

Ю.Л. Главацкий: Да, такие партии были. Это опера Ж. Бизе «Кармен» — Хозе. Спел два спектакля. Выучил партию Манрико (опера Д. Верди «Трубадур»). Проходил сценические, оркестровые репетиции и все-таки отказался от спектакля. Выучил партию Канио (опера Леонковалло «Паяцы») с концертмейстером и отказался. Мой отказ от этих прекрасных партий был следующий: концепция партии драматическая, а голос-то у меня лирический. Не совсем мне удалась партия Герцога в опере Д. Верди «Риголетто».

К.: Как Вы относитесь к актерам театра, снимающимся в кино? Не накладывает ли, на Ваш взгляд, работа на сцене и работа перед камерой определенный отпечаток на личность актера, то есть, иными словами, не мешает ли одно другому. Или, быть может, помогает?

Ю.Л. Главацкий: Я отношусь к актерам театра, снимающимся в кино, положительно. Я ни разу не снимался в кино, но думаю, что актеру драматического театра легче и естественнее прожить жизнь своего героя в кино, чем просто актеру кино.

К.: Не секрет, что иногда актеры театра именно из-за работы, что называется, «в реальном времени» подчас попадают в различные смешные и неловкие ситуации. И за годы работы в театре таких ситуаций в арсенале каждого актера накапливается немало. Поделитесь воспоминаниями из Вашей «копилки»?

Ю.Л. Главацкий: Не секрет, что театр для актера – это второй дом. Театр – это большая семья. А в такой семье всякое бывает: и грустное, и смешное, и радостное, и печальное, так же сплетни и интриги. Обыкновенная закулисная жизнь с её мелкими семейными ссорами.

К.: Как проводят часы досуга служители Мельпомены? Возникает ли желание в свободное от работы время посетить театр, чтобы оценить работу своих коллег или перенять их опыт?

Ю.Л. Главацкий: Я всегда, в каком бы городе не был, иду в драматический театр смотреть спектакли. Я учусь у драматических артистов сценической правде, сценической жизни. Это мне помогает в моем творчестве.

К.: Как Вы относитесь к возникшей в последнее десятилетие тенденции режиссеров вводить в спектакли откровенные интимные сцены, обнажать актеров на сцене. Не мешает ли это восприятию произведения, придавая ему несколько фривольный оттенок? А довелось ли Вам участвовать в подобных сценах? Ваши впечатления?

Ю.Л. Главацкий: Я не ханжа и не ретроград, но не очень положительно отношусь к режиссёрским находкам вводить в спектакль откровенно интимные сцены с обнажением актеров на сцене. В подобных спектаклях мне не приходилось участвовать. Понимаю, что театр — не музей, не должен стоять на одном месте. Моё мнение, что в театр надо не завлекать, а привлекать зрителя добротными спектаклями, прекрасными актерскими работами.

К.: Почему, на Ваш взгляд, все меньше и меньше людей сегодня посещает театры и кинотеатры?

Ю.Л. Главацкий: Я затрудняюсь ответить однозначно на вопрос: почему люди меньше стали посещать кинотеатры. Думаю, что много идет фильмов по телевидению. После работы усталый, да еще за окном непогода; лучше посидеть дома у экрана телевизора. А, что касается театра, то в нашем театре оперы и балета всегда на каждом спектакле много зрителей. Часто ходят на полюбившихся певцов, артистов балета.

К.: О чем Вы всегда думаете в самый первый момент Вашего выхода на сцену? Смотрите ли на зрителей или поглощены диалогом с другими актерами?

Ю.Л. Главацкий: В первый момент моего выхода на сцену я очень волнуюсь, но это не долго: минуты три-пять, не больше. Потом все приходит в норму, я живу на сцене жизнью своего героя.

К.: Про пресловутую будку суфлера ходит немало анекдотов в народе. Бывали ли в Вашей работе курьезные случаи, связанные с работой суфлера?

Ю.Л. Главацкий: Знаменитой будки суфлера в нашем театре нет. Поем и играем без суфлера. Это очень дисциплинирует артиста. Бывает, это не без того, какое-то слово вылетает из памяти, смотришь умоляющим взором на помощника режиссера. Подскажет! Но это бывает редко.

К.: Держите ли в театре домашних животных (к примеру, в оренбургском театре драмы много лет за кулисами жила кошка. Актеры были очень привязаны к Мусе, и когда она умерла, спектакль начался с минуты молчания)

Ю.Л. Главацкий: Домашних животных в нашем театре не держим.

К.: Поклонники и поклонницы в жизни актера они занимают немалое место. Ведь практически у каждого мужчины-актера имеются десятки обожательниц, иной раз весьма и весьма назойливых. Не мешают ли Вам поклонницы? Вашей семье?

Ю.Л. Главацкий: У каждого актера есть свои поклонники и поклонницы. Моей семье мои поклонницы не мешают.

К.: Хотели бы Вы, чтобы ваш творческий путь продолжили Ваши дети (внуки)?

Ю.Л. Главацкий: Моя младшая дочь Неля – пианистка, старшая дочь Жанна – госслужащая. Внучки пока еще ходят в школу. Одна хочет стать юристом, другая врачом.

К.: Что бы Вы могли посоветовать и пожелать молодым людям, желающим пробиться на театральных подмостках?

Ю.Л. Главацкий: Много лет, прослужив в театре, я хотел бы посоветовать и пожелать молодым людям, желающим пробиться на театральные подмостки и имеющим от природы отличные голоса и приятную внешность, вот что: много-много учиться, а самое главное, на мой взгляд: терпения, терпения и еще раз терпения, а остальное приложится. Вот и всё.

Благодарим Юлию Савинкову и Лику Абош за помощь в создании этого материала.

psifactor.info